Rambler's Top100

РПК
Российская Партия Коммунистов

(Региональная Партия Коммунистов)
 
English
Deutsch

Коммунист Ленинграда

 

Mail to Webmaster rpk@len.ru

Группа РПК
в Контакте

ЖЖ РПК

TopList

Rambler's Top100

 

Четыре медведевских "И"
на фоне реалий российской экономики

 

Если кто-то забыл: институты, инфраструктура, инновации, инвестиции – такими были основные направления деятельности, призванные совокупно характеризовать предвыборную экономическую программу кандидата в президенты РФ Д.А. Медведева в ходе кампании 2008 года. Будем объективны: грамотный юрист, к тому же не лишенный способности к аналитическому мышлению сумел достаточно четко (правда весьма схематично, но от предвыборной риторики большего, пожалуй, и не требуется, во всяком случае, от буржуазных политиков) сформулировать ответ на принципиально важный вопрос: по каким путям должно осуществляться экономическое развитие для того, чтобы:

  • Преодолеть преимущественно экспортно-сырьевой характер производства;
  • На основе диверсификации производства обеспечить первоочередное развитие отраслей, обеспечивающих экономическую безопасность страны и неприкосновенность ее рубежей – машиностроения (в первую очередь обрабатывающего оборудования (станки, кузнечные прессы, литейные машины и т.д.)), сельскохозяйственного производства, легкой промышленности, подъемно-транспортного и дорожно-строительного машиностроения, автопрома, промышленности стройматериалов, производства металлопроката и некоторые другие;
  • Создать систему административно-организационных механизмов и материальных стимулов расширения прикладных научных исследований и опытно-конструкторских разработок (НИОКР), обеспечивающих резкое (не на проценты, а на порядки) повышение удельного веса высокотехнологичной продукции в общем объеме производства;
  • Существенно интенсифицировать высококвалифицированных кадров специалистов различных уровней, начиная с тех, кто способен успешно работать над проблемами развития научно-технического прогресса и кончая теми, кто может успешно обслуживать передовую технику.

Очевидно, только на этой основе может успешно осуществляться решение крупных социальных проектов, дающих возможность устойчивого повышения жизненного уровня народа. Даже если бы сегодня нас не настиг финансовый кризис, чисто теоретически было бы понятно, что благоприятная конъюнктура на мировых рынках не может быть постоянным источником благоденствия, и уж тем более, его устойчивого повышения.

Проиллюстрируем сказанное статистическими данными, которые на макроэкономическом уровне свидетельствуют о правильности и актуальности именно таких подходов.

Несмотря на имевший место в 2000-2007 г.г. период стабилизации (в течение которого имело место снижение инфляции с 20% до 10-12% в 2006-2007 г.г., формирование валютных резервов в виде Стабфонда и резервного фонда Банка России, восстановление процесса накопления капитала в реальном секторе – ежегодный рост инвестиций в основной капитал на уровне 10-17%, наконец, повышение по сравнению с 2000 г. реальных доходов населения к концу 2007 г. в 2,5 раза) этот этап развития смог решить практически только одну задачу – восстановление уровня 1990 года. По прогнозным оценкам, опубликованным в № 12 журнала "Экономист" за 2008 год в 2010 году объем ВВП к уровню 1990 г. в России вырастет на 7,8%, в то время, как для всего мира это показатель будет равен примерно 100%, для США – 81%, для Индии – свыше 200%, для Китая – свыше 500%; даже если кризис внесет корректировки в каждый из показателей, рассчитанных для отдельных стран общей картины соотношения темпов роста за 1 год не изменит. По этим же прогнозам и оценкам к 2010 году доля России в мировой экономике снизится по сравнению с 1990 годом с 5,3% до 2,8%. Так выглядит в конкретных цифрах количественное отставание российской экономики. Но ведь хорошо известно, что структура выпускаемой продукции тоже, мягко говоря, оставляет желать лучшего. И дело даже не только в том, что по данным на 2007 год в общем объеме промышленной продукции углеводороды составляли примерно 67%, продукция обрабатывающих отраслей около 15%, древесина и продукция лесообработки – примерно 10%, металлургическая продукция (преимущественно первичных переделов) – около 5% и примерно 3% - на все остальные виды промышленной продукции.

Главное в том, что если в 1990 г. удельный вес станкостроения в объеме продукции обрабатывающей промышленности составлял 29%, то в настоящее время всего лишь 5%; при этом, если до наступления финансового кризиса наблюдался заметный рост по различным видам машиностроительной продукции (до 20-25% в год), то выпуск станков и средств автоматизации в 2007 г. по сравнению с 2006 г. сократился, хотя и незначительно (примерно на 1,5%). Естественно, что при таком отношении к машиностроительной продукции, решающим образом определяющей характер и темпы научно-технического прогресса, инновационный сектор занимает более чем скромное место в составе ВВП (в 2008 г. – 10,9%, в т.ч. машиностроение – 2,9% - данные приводятся по "Сценарным условиям функционирования экономики Российской Федерации на 2009 год и плановый период 2010 и 2011 годов").

При этом следует отметить, что современная российская статистика (уж, конечно, не от хорошей жизни) к категории инноваций относит даже незначительные усовершенствования и минимальные улучшения качества продукции.

В соответствии с концепцией развития народного хозяйства РФ намечается к 2020 году довести долю инновационной в общем объеме промышленной продукции до 25-35%, а долю инновационно активных предприятий до 40-50% (2007 г. – 5,5%).И это в то время, когда уже в 1998-2003 г.г. доля инновационно активных предприятий за рубежом составляла: в Румынии – 19,8%, Италии – 40%, Великобритании – 39%, Франции – 45,5%, Германии – 65,8%.

Для полноты картины нелишне напомнить, что самым горьким плодом проводившийся в период 2000-2008 г.г. экономической политики является то, что по важнейшим макроэкономическим параметрам, в первую очередь по сельскохозяйственной продукции и по продукции машиностроения страна подошла (а по отдельным видам товаров даже перешла) к критической черте, переход которой означает утрату экономической безопасности. Достаточно напомнить, что свыше 40% продуктов питания на прилавках наших магазинов (в мегаполисах и крупных городах этот процент еще выше) привезены из-за границы, а для станков с ЧПУ и обрабатывающих центров доля импорта составляет порядка 90%.

Довершает картину всем хорошо известные данные о показателях износа (не только морального, но и физического) основных производственных фондов, включая инженерные коммуникации, обеспечивающие работу промышленных предприятий. По отдельным отраслям этот показатель колеблется в пределах 50-80%.

Сегодня нет недостатка во всевозможных сценариях дальнейшего развития экономики страны. Характерно то, что среди экономистов, принадлежащих к различным идеологическим школам, нет особых противоречий в вопросах об усилении роли государства в социально-экономических процессах. Конечно, либеральные экономисты говорят об этом, как о "временной мере" на период разработки и реализации антикризисных мероприятий, а после преодоления кризиса должен наступить период "релиберализации", экономисты-марксисты относятся к этому принципиально по иному, но пока рассмотрим этот вопрос с более утилитарных позиций.

Представляется, что в ряду многочисленных публикаций, появившихся в последние месяцы в экономической периодике, статья С. Глазьева "Перспективы социально-экономического развития России" ("Экономист" № 1 за 2009 г.) содержит предложения о путях не только выхода из кризиса, но и развития экономики на перспективу ближайших десятилетий (причем перспективные предложения даны в наиболее синтезированном виде).

Тезисно основные предложения и их обоснования сводятся к следующему:

  • После выхода мировой экономики из нынешнего кризиса ожидается 20-30-летний период экономического роста, основанного на применении передовых технологий (в первую очередь речь идет о нанотехнологиях) и это будет иметь одним из последствий жесткую конкуренцию на мировом рынке; при этом, чем в меньшей степени все передовые страны вместе продвинулись по пути глобальной технологической перестройки, тем выше шансы каждой отдельной страны захватить на мировом рынке высокотехнологичной продукции максимально широкий сегмент за счет рационального выбора того направления, где прорыв будет наиболее эффективным.
  • В виду образовавшегося в постсоветский период отставания нашей страны на многих важнейших направлениях научно-технического прогресса концентрация усилий на каком-либо одном прорывном направлении представляется сомнительной; вместе с тем с другой стороны нарастающее отставание российской экономики резко актуализирует, а точнее делает безотлагательным четкое определение стратегии инновационного развития (по оценкам Глазьева время такого выбора ограничено 2-3 годами, поскольку, если это время будет упущено, то в условиях еще более усиливающегося отрыва передовых стран для выравнивания конкурентных условий могут потребоваться инвестиции в объемах неподъемных для российской экономики, следовательно, это может окончательно обречь Россию на зависимость от экспорта сырья).
  • Поскольку в концепции социально-экономического развития до 2020 г. намечено 4-х кратное увеличение производительности труда, но не прописаны конкретные механизмы достижения этого показателя, первоочередной задачей государства является выбор приоритетов исходя из потребностей нового (шестого по общемировой классификации) технологического уклада и экономических возможностей страны.
  • Наиболее рациональной инновационной стратегией является стратегия смешанная: 1) опережающее развитие там, где сегодня есть возможность выйти в лидеры на мировом рынке (лазерные технологии, аэрокосмическая отрасль, производство некоторых видов нанопродукции); 2) догоняющее развитие в тех отраслях, где имеется существенное отставание (автопром, наноэлектроника и др.); 3) в сферах, где конкурентные преимущества сочетаются с некоторым отставанием (нанофотоника, электротехника) должна быть применена стратегия динамического наверстывания и опережающей коммерциализации результатов исследований.

О коммерциализации исследований стоит сказать особо. Речь идет о следующем. В сложившихся экономических условиях государство должно оказать в меру своих возможностей серьезную материальную поддержку научным учреждениям академического профиля, преследуя при этом следующие цели:

  • Обеспечение условий для наращивания собственных научных заделов.
  • Создание максимально благоприятных предпосылок для развертывания взаимовыгодного (!!) международного научного сотрудничества.
  • Развертывание интенсивной подготовки научных кадров, как для самих академических учреждений, так и для организаций и производственных предприятий, ведущих прикладные НИОКР (научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы).

Важнейшим элементом инновационной политики является разработка и осуществление широкомасштабных проектов модернизации инфраструктуры в сфере жилья, транспорта, энергетики.

И здесь мы подходим к важнейшему вопросу: а соответствуют ли все эти "наполеоновские планы" финансовым возможностям государства?

Всем нам хорошо известно, что нынешнее руководство страны и до наступления кризиса неоднократно заявляло, что создание золотовалютных резервов было необходимо на случай возникновения каких-либо чрезвычайных обстоятельств, и сегодня, в первую очередь устами экс-президента и нынешнего премьера Путина заявляет, что жизнь подтвердила правильность и дальновидность такой политики.

Однако, по мнению ряда специалистов, если бы Центробанк обеспечил надежное рефинансирование коммерческих банков, например, под векселя крупнейших экспортно-ориентированных сырьевых предприятий, имеющих надежные контракты на поставку энергоносителей, древесины и изделий из нее, металлургической продукции, то банки имели бы надежные источники получения кредитов за счет внутренних накоплений. При этом не пришлось бы платить проценты по зарубежным кредитам и не возникло бы кризисной ситуации вследствие отзыва зарубежных кредитов.

Разумеется, идеальных решений не существует и получение кредитов из внутренних источников не дает 100%-й гарантии рационального расходования средств. Однако при наличии элементарного контроля это дало бы возможность существенно увеличить инвестиции в реальный сектор.

За постсоветские годы норма накопления, определяемая как отношение объема инвестиций к ВВП, сократилась вдвое и составляет примерно 20%. Между тем все страны, проходящие период активной модернизации на протяжении длительного времени сохраняют высокую норму накопления.

Вплоть до 70-х годов в Западной Европе норма накоплений составляла 25%, в Японии еще выше – 30%. В современном Китае этот показатель достигает 40%, аналогичная ситуация имела место в СССР в годы предвоенных пятилеток. При этом совершенно очевидно, что освоенные инвестиции это не только введенные в эксплуатацию жилые дома, школы, детсады, магазины и т.д., но это заводы, фабрики и, следовательно, станки и турбины, подъемные краны и экскаваторы, трактора и комбайны – все, что обеспечивает и производственное и, в конечном счете, личное потребление, т.е. то, что определяет экономическую независимость страны; но ведь эти вещи абсолютно ясны, если уж не всякому гражданину страны, то, во всяком случае, любому первокурснику экономического ВУЗа или факультета.

Ведь за последние годы уже и в ушах и на языке навязли от бесконечного повторения такие словосочетания как "инновационное развитие", "информационные технологии", "новый технологический уклад" и т.д.. Но за 8 лет благоприятной экономической конъюнктуры с энергоносителями не было сделано ни-че-го для того, чтобы вернуть промышленность и науку хотя бы в то состояние, в котором они находились "в «тоталитарном» советском прошлом". Более того, за все годы постъельцинские (они же путинские) все, что в 90-е годы было еще не разрушено, успело "благополучно" прийти … нет, не в упадок, это было бы слишком мягко сказано, а пришло к нулю или к величинам, близким к нулевым.

Нынешнее руководство страны продемонстрировало полную неспособность ни к тому, чтобы с помощью методов трудовой мобилизации, ни к тому, чтобы с помощью эффективной системы материального стимулирования поднять страну на уровень передовых стран и обеспечить ее устойчивое развитие. Они ведут себя, как дилетанты! В истории государства Российского бывали и такие правители, так они всегда и ввергали страну в пучину бедствий – ближайший исторический пример – царствование ныне канонизированного Николая II. Из четырех медведевский "И" на обязанности властных структур лежат вопросы, связанные только с одним "И" – институтами. Именно на политиках лежит ответственность за создание такой институциональной системы, которая обеспечила бы и эффективность инвестиций, и связанное с ней инновационное, и инфраструктурное развитие. Но нынешние власти справиться с этим не в состоянии. Более того, во всем спектре политических сил страны есть только одна политическая сила, способная успешно решить эти, в общем, буржуазные по своей сути задачи.

Это коммунисты. Отстраненные около 20 лет назад от власти в результате контрреволюционного переворота, оторванные от решения конкретных задач экономического развития, вынужденные волей объективных исторических причин больше заниматься политикой как политикой, а не политикой, как "концентрированным выражением экономики", они одни способны решить стоящие перед страной сегодня проблемы обеспечения экономической безопасности и последующего устойчивого развития. История свидетельствует, что когда после завершения гражданской войны страна лежала в разрухе, руководители коммунистической партии – профессиональные революционеры, не имевшие ни соответствующего образования, ни опыта управления народным хозяйством, смогли, разумеется, с помощью привлеченных специалистов, разработать и реализовать план ГОЭЛРО, который даже такой махровый антикоммунист как Чубайс назвал гениальным, смогли на нищенские гроши, которыми тогда располагала страна, создать индустриальную базу, которая в годы войны создала для Красной Армии оружие победы. Все ли было идеально в их хозяйственно-экономической деятельности? Разумеется, нет, иначе бы не распалась огромная и могучая страна. Однако за послесоветские годы коммунисты очень многое сделали для анализа своих ошибок и извлекли серьезные уроки, главный из которых заключается в том, что лучшей гарантией против бюрократизации госаппарата является широкое развитие социалистической демократии и всех форм общественного контроля. Если для буржуазного государства существование некоторых демократических институтов это вынужденная уступка трудящимся, то для коммунистов это органическая сущность их идеологии.

Сегодня для преодоления переживаемого страной кризиса (отнюдь не только финансового, а глубинно-системного для современной России) нужно:

  • Дилетантов Медведева и Путина вместе с их ближайшим окружением отправить в отставку.
  • Государственную Думу, являющуюся прямой марионеткой исполнительной власти распустить!
  • В ходе внеочередных выборов избрать коммуниста президентом и обеспечить коммунистическое большинство в думе!

Коммунисты готовы к открытому диалогу и конструктивному сотрудничеству со всеми подлинно патриотическими силами, они готовы отдать на благо страны все свои силы, знания и опыт.

март 2009 г.   С.А. Эскин

 



Все содержание (L) Copyleft 1998 - 2018