Rambler's Top100

РПК
Российская Партия Коммунистов

(Региональная Партия Коммунистов)
 
English
Deutsch

Коммунист Ленинграда

 

Mail to Webmaster rpk@len.ru

Группа РПК
в Контакте

ЖЖ РПК

TopList

Rambler's Top100

 

Доклад И. Г. Абрамсона на теоретическом семинаре РПК 11.05.2000

 

"Современная трактовка категории "диктатура пролетариата"

 

Слово "диктатура" у большинства людей, в том числе у тех, кто придерживается левых взглядов, воспринимается как обозначающее нечто сугубо негативное. Между тем классовая диктатура со времен возникновения государства существовала всегда. Как и демократия. Любое демократическое государство одновременно осуществляет функции классовой диктатуры по отношению к экономически или внеэкономически угнетенному классу. Родина демократии Греция была рабовладельческой демократией. В эпоху феодализма диктат по отношению к крепостным крестьянам, к пеонам, сочетался с демократией аристократического меньшинства. Дворянские собрания в России, например, были одной из форм такой демократии. Формой же диктатуры было самодержавие. Государство как исторически возникшее явление есть не в последнюю очередь единство этих противоположностей - диктатуры и демократии. Самая демократичная буржуазная страна сегодня исправно осуществляет функции диктатуры капитала и даже не только своего национального, но и транснационального. Всякая социалистическая революция, означающая смену строя, смену общественно-экономической формации, сменяет и политическую надстройку: демократию для себя завоевывает класс победивший, диктатуру он же обращает против класа побежденного и даже бывших классов-союзников. Классические примеры - буржуазные революции XVII - XIX веков.

После этого вступления обратимся непосредственно к нашей теме. Начнем с "Манифеста Коммунистической партии": "Политическая власть в собственном смысле слова - это организованное насилие одного класса для подавления другого. Если пролетариат в борьбе против буржуазии непременно объединяется в класс, если путем революции он превращает себя в господствующий класс и в качестве господствующего класса силой упраздняет старые производственные отношения, то вместе с этими производственными отношениями он уничтожает условя существования класовой противоположности, уничтожает классы вообще, а тем самым и свое собтвенное господство как класса".

Здесь изложена по сути стратегическая программа для государтва, в котором господствует пролетариат, для государства диктатуры пролетариата. Разумеется, реализация этой программы имеет достаточно большую длительность. И завершается 2-ой раздел Манифеста знаменитой чеканной фразой: "На место старого буржуазного общества с его классами и классовыми противоположностями приходит ассоциация, в которой свободное развитие каждого есть условие свободного развития всех". Это прозвучало набатом в начале 1848 года.

Маркс и Энгельс неоднократно возвращались к диалектике революционного превращения буржуазного государства в пролетарское и диалектике эволюции этого последнего, постепенно "засыпающего", передающего свои функции ассоциациям людей, для которых труд становится первой жизненной потребностью. Среди других важнейших работ, где исследуется, уточняется положение о диктатуре пролетариата, ее месте в историческом процессе, можно было бы назвать знаменитое письмо Маркса Ведемейеру от 5 марта 1852 года, "Анти-Дюринг" Энгельса (1876-78 гг.) и "Критику Готской программы" Маркса (1875 г.). Именно в ней Маркс делает свой знаменитый вывод: "Между капиталистическим и коммунистическим обществом лежит период революционного превращения первого во второе. Этому периоду соответствует и политический переходный период, и государство этого периода не может быть ничем иным, кроме как революционной диктатурой пролетариата".

Идеи "Критики Готской программы" получили дальнейшее развитие в известной работе В.И.Ленина 1917 г. "Государство и революция". Процитируем хотя бы одно короткое место из нее: "Демократия для гигантского большинства народа и подавление силой, т.е. исключение из демократии, эксплуататоров, угнетателей народа, - вот каково видоизменение демократии при переходе от капитализма к коммунизму".

Итак, диктатура пролетариата, она же социалистическая демократия, есть политическая надстройка над социалистическим базисом (экономическими отношениями переходного периода). Ее предназначение - обеспечить условия для неуклонного продвижения к бесклассовому обществу, на пути к которому государство постепенно "засыпает".

Когда-то в ходу была формула о триединой стратегической задаче КПСС: развитие производительных сил, совершенствование производственных отношений, воспитание нового человека с высокими духовными потребностями. Если отвлечься от формализма при следовании этим императивам, то в принципе против данной триады возражать не приходится. Она верно, хотя и чересчу обще, выражает сущность переходного периода от капитализма к коммунизму, когда социалистические преобразования осуществляются в одной или нескольких странах, к организационно-хозяйственной и культурно-воспитательной функциям государства диктатуры пролетариата добавляется функция вооруженной защиты социалистического отечества или социалистических отечеств.

Культурно-воспитательный компонент этой формулы занимал особое место в трудах одного из самых крупных марксистов ХХ века Антонио Грамши. В "Тюремных тетрадях", разрабатывая свою теорию гегемонии, он ввел положение о позиционной войне в рамках гражданского общества. В наиболее развитых государтвах, утверждал он, "гражданское общество превратилось в очень сложную структуру, сопротивляющуюся катастрофическому "вторжению" внезапного экономического элемента (кризисы, депрессии и т.п.)". И уж разумеется, революции и приходу новой диктатуры. И поскольку структура гражданского общества сложна, прямое нападение новой, или потенциальной, гегемонистской силы закончится поражением. Необходимо обеспечить "устойчивое проникновение и нарушение сложных и многочисленных механизмов", так называемой гегемонистской диффузии. Иными словами - включение в идеолого-культурную сферу, борьба за контроль над ключевыми учреждениями гражданского общества: универститетами, издательствами, СМИ.

Говоря о диктатуре пролетариата сегодня, мы должны выяснить, что представляет собой сегодня потенциальный социальный субъект этой диктатуры. Это тем более важно, что у многих, кто инстинктивно отторгает от себя этот императив, императив социального развития, слово "пролетариат" означает рабочий класс индустриального или даже раннеиндустриального общества, рабочий класс эпохи классического капитализма. Конечно, сегодня пролетариат включает в себя не только индустриальных рабочих. Обратимся к первоисточнику - работе Энгельса "Принципы коммунизма": "Пролетариатом называется тот общественный класс, который добывает средства к жизни исключительно путем продажи своего труда, и не живет с продажи с какого-нибудь капитала, - класс, счастье и горе, жизнь и смерть, все существование которого зависит от спроса на труд, т.е. от смены хорошего и плохого состояния дел, от колебаний ничем не сдерживаемой конкуренции. Одним словом, пролетариат, или класс пролетариев, есть трудящийся класс XIX века".

Разве сегодня не являются, если следовать определению Энгельса, пролетариями ученые, учителя, медицинские работники государственных больниц и поликлиник, инженерно-технические работники даже акционированных предприятий? Конечно, являются. И именно в этих высокообразованных слоях пролетариата действует большинство творчески мыслящих работников, в том числе находящихся на переднем крае развивающейся материальной цивилизации - там, где рождаются, сменяя друг друга, новые технологии. И именно они, среди которых много тех, кого можно, по А. Бузгалину, назвать homo creator, призваны, осознав себя классом и организовавшись как класс, революционизировать общественное развитие. Эти позиции А. Бузгалина разделяет и руководитель РКП-КПСС А. Пригарин.

Новаторы в инженерно-технологической сфере объективно лучше всего предрасположены и к социальному творчеству, к развитию производственных отношений в направлении от рыночных механизмов к планово-индикативной координации ассоциированных научно-производственных комплексов, к самоуправляемым трудовым коллективам.

Полезно вернуться к рассмотрению важнейшей, организационно-хозяйственной функции государства диктатуры пролетариата. Она состоит в создании условий для раскрытия противоречий, являющихся источником развития переходного, социалистического общества.

Противоречие между властвующим трудом и уходящим, но еще не ушедшим с исторической сцены капиталом остается главным в течение всей социалистической стадии, борьба составляющих его противоположностей определяет интенсивность развития. В работе "Коммунистически организованный капитализм" В. Искрин (Барабанов) показал, что и собственно социалистическая сторона в переходном периоде противоречива. Государственная социалистическая собственность - это новое противоречивое единство противоположных начал и противоречивое переплетение целей "что производить" (государственное управление всеобщей собственностью) и "как производить" (отдельное предприятие), противоречие административного и рыночного механизмов, или, глубже, борющихся коммунистических и пережиточных капиталистических моментов в социалистическом укладе, или еще иначе, противоречивое единство политической вертикали ("что производить" - планирование потребительных стоимостей) и экономической горизонтали ("как производить" - рынок стоимостей). Но возникают и новые источники развития как внутри социалистической стороны главного противоречия, так и между странами, уже вступившими на социалистический путь развития, и остальным миром, где еще господствует корпоративный транснациональный капитал. Наиболее интересно рассмотреть противоречия, возникающие в собственно социалистической системе, в стане организованно пришедших к власти трудящихся. Эти противоречия обусловлены принципом распределения по труду и разрешаются путем выработки на разных властных уровнях мер труда и потребления, адекватных достигнутым экономическим возможностям общества. К принципиальному противоречию между "что производить" и "как производить" можно добавить производные противоречия: между первичным производственным коллективом и предприятием, между предприятием и отраслью, между отраслью и группой отраслей, между группами отраслей А и Б.

Разрешение, снятие этих противоречий - наиважнейшая проблема в экономике и политике при социализме. Решение ее означает овладение механизмом развития социалистического базиса. Именно в этом заключается соотношение политики и экономики, выполнение политикой государства диктатуры пролетариата своего исторического долга перед экономикой в переходной к коммунизму фазе. Хозрасчет по-косыгински был небезуспешной попыткой продвинуться в данном направлении. Вспомним знаменитое ленинское положение: "Производительность труда - это, в конечном счете, самое важное, самое главное для победы нового общественного строя... Капитализм может быть окончательно побежден и будет окончательно побежден тем, что социализм создает новую, гораздо более высокую производительность труда". В свою очередь это диктует необходимость адекватного изменения производственных отношений, в которых приоритет отдается общественным формам собственности. При правильном сочетании материальных и моральных стимулов предприятия коллективных форм собственности показывают более высокую эффективность (производительность труда) даже в досоциалистической стадии. Последовательное выполнение государством диктатуры пролетариата своих функций, когда это государство существует в одной стране или в группе стран, выполняет одновременно и функцию привлечения трудящихся других стран к революционным преобразованиям - создается привлекательный образ социализма. Мы говорили об органических, естественных противоречиях базиса и надстройки в переходном, социалистическом обществе, противоречиях имманентных, являющихся источниками его прогрессивного развития. Но наряду с ними имеют место и контрпротиворечия, тормозящие развитие, препятствующие ему, противоречия, исторически неестественные. Они возникают тогда, когда надстройка, государственные учреждения отрываются от базиса, замыкаясь на себя. Тогда расцветает бюрократизм, извращающий историческую миссию диктатуры пролетариата, социалистической демократии. Это особенно опасно при однопартийной системе. И тут мы касаемся проблемы партии в системе диктатуры пролетариата.

Многопартийность естественна, поскольку на переходной стадии существует многоукладность. Ведущая сила - класс наемных работников - и представляющая его интересы марксистская партия должна, во-первых, учитывать многослойность своей социальной базы, разнообразие интересов, соответственно предусмотреть необходимый демократизм в своей структуре, включая возможность образования платформ, во-вторых, не допускать подмены деятельностью своих организаций и, наоборот, всячески развивать их самостоятельность, творческие начала, самоорганизацию, дабы не на словах, как было в прошлом, а на деле это были различные Школы коммунизма. Строгое выполнение этих требований плюс внимание к качеству собственных партийных рядов может служить определенной гарантией от бюрократического перерождения партии и ухода в исторический тупик эволюции государства диктатуры пролетариата.

Каковы исторические сроки "бодрствования" государтва диктатуры пролетариата, или, что то же самое, социалистической демократии? Был ли прав Н. С. Хрущев, говоря в 1961 году об исчерпанности ее внутрисоюзных функций? Бодрствование данной, последней формы государства завершится тогда, "заснет" оно тогда, когда будут сняты, разрешены окончательно (а это означает - и в глобальном масштабе) естественные исторические противоречия социализма, в первую очередь, главное - между трудом и капиталом. Только тогда вступит полностью в свои права коммунистическая формация, в которой материальную цивилизацию развивает координирующая ассоциация больших и малых коллективов. Н.С.Хрущев, сделавший так много для удара по сталинщине, оставался на самом деле, идеологически сталинистом, допускавшим, в частности, вариант завершения построения социализма и наступления коммунизма в Советском Союзе до созревания этих перемен в глобальном масштабе.

 

11 мая 2000 г.



Все содержание (L) Copyleft 1998 - 2018