Rambler's Top100

РПК
Российская Партия Коммунистов

(Региональная Партия Коммунистов)
 
English
Deutsch

Коммунист Ленинграда

 

Mail to Webmaster rpk@len.ru

Группа РПК
в Контакте

ЖЖ РПК

TopList

Rambler's Top100

 

Неизбежны ли расколы в коммунистическом движении России?

 

Проблема,отраженная в заголовке и являющаяся темой настоящей статьи, для марксистов, тем более для русских марксистов не нова. Из опыта истории русского рабочего движения, из истории РСДРП - ВКП(б) нам известны, как минимум, несколько серьезных расколов, приведших либо к консолидации революционного ядра (раскол большевиков с меньшевиками и бундовцами), либо к торжеству аппаратной реакции с последующим перерождением некогда пролетарской партии (исключение т.н. "троцкистской оппозиции" в 1927 г. или, например, группы Сырцова в 1930 г.). Об этом неоднократно писалось как в серьезной исторической литературе, например, в трудах безвременно ушедшего из жизни В. Роговина или ныне здравствующих и выступающих в основном с объективных позиций Г. Костырченко и О. Хлевнюка, так и в публицистике.

Гораздо менее изучен феномен расколов и конфликтов в жизни созданных после 1991 года на членской базе бывшей КПСС новых коммунистических партиях. Здесь можно лишь вспомнить монографию М. Холмской, ряд обзорных публикаций, подготовленных возглавляемой В. Прибыловским группы "Панорама", а также отдельные материалы А. Архангельского, А. Минтаева и Ю. Нерсесова, увидевшие свет в ряде периодических изданий и в Интернете.

Проблема расколов тем не менее является весьма актуальной, поскольку нет ни одной постКПССной структуры, деятельность которой обошлась бы без внутрипартийных конфликтов и расколов (для некоторых организаций данное состояние и вовсе является перманентным).

Важнейшей причиной, обуславливающей эти безотрадные явления, является непролетарский, буржуазный по сути дела характер этих партий. Естественно, буржуазными эти партии являются не столько по своим конечным либо более близким, как в случае КПРФ, целям и задачам, сколько по характеру организации своей внутрипартийной жизни, стилю и методам партийного руководства и взаимоотношениям по линии "руководство - актив - "рядовые"партийцы ". Поскольку на данный момент в России нет партии ленинского типа (в том числе и по объективным условиям, в силу изменившихся условий деятельности коммунистов и отсутствия подходящих кадров и поставлявшей эти кадры в ленинскую партию среды - промышленного пролетариата, четко осознающего свои классовые интересы), то все имеющиеся партии, как бы они не рядились в "революционные" одежды и сколько бы они не распинались на темы "революционной стратегии борьбы", "вооруженного восстания" и "гражданского неповиновения", являются по сути партиями нынешнего буржуазного общества, а потому - партиями буржуазными по характеру построения, организации и господствующих в них внутрипартийных отношений. В этой связи весьма уместно вспомнить известное высказывание Троцкого о том, что "каждая капиталистическая партия вынуждена в своих внутренних отношениях так или иначе воспроизводить отношения буржуазного общества в целом".

Непролетарский характер партии имеет своим следствием отсутствие на практике действенных норм внутрипартийной демократии и гарантий прав меньшинства. Не помогает и формальное внесение в Уставы соответствующих пунктов и наличие весьма детально проработанных Регламентов внутрипартийных платформ. В условиях, когда реальных возможностей изменить руководство партии или поменять проводимую этим руководством политическую линию в рамках уставных процедур нет, все внутрипартийные дискуссии рано или поздно переходят из идейной плоскости в плоскость личного противостояния и тем самым ведут к расколу. За примерами из десятилетней истории РКРП, ВКПБ или РПК далеко ходить не нужно. Если же в Уставе партии и вовсе присутствуют нормы, прямо ограничавющие внутрипартийную демократию, тогда раскол (организационное размежевание) становится неизбежным, примером чему являются события в РКРП в 1996 году и в РПК в 1999.

Непролетарский характер партии имеет в качестве еще одного следствия, напрямую ведущего к расколам, вождизм и наличие пусть и небольшой, но партноменклатуры. Оговорюсь сразу, что под "партноменклатурой" понимаю не штатных партработников, осуществляющих технические функции (компьютерный набор, верстка, бухгалтерия, делопроизводство и др.), без которых само существование организации как таковой невозможно, а оплачиваемых политических функционеров, занимающих выборные партийные должности. Наличие "вождя" подразумевает и некий "культ" его (под видом авторитности и уважения к заслугам), что превращает любую критику действий или высказываний руководителя в повод для внутрипартийного скандала с обвинениями оппонентов в стремлении захватить власть и с применением против них разного рода нечистоплотных комбинаций, с чем мы, например, столкнулись накануне и в ходе работы V съезда РПК, когда не только любая полемика с А. Крючковым, но и даже внесение альтернативных проектов документов (!!!) воспринималось заранее "доведенным до кондиции" в ходе предварительных собраний большинством делегатов-москвичей как прямая идеологическая диверсия и подрыв основ.

Непролетарский характер партии имеет своим следствием и соответствующую непролетарскую политику, толкающую марксистски ориентированных партийцев на конфликт со своими оппонентами, т.е., как мы показали выше, в конце концов на путь организационного разрыва, раскола. Реально ни одна из существующих в современной РФ партий из числа называющих себя "коммунистическими" так и не нашла своего места в постепенно формирующемся протестном движении трудовых коллективов, т.н. "альтернативных" рабочих профсоюзах, опирающихся на реальные структуры на предприятиях стачкомах и т.п. Единственная наука, которую "новые коммунисты" более (КПРФ) или менее (РКРП и др.) освоили за прошедшие десять лет, - это участие в выборах разного уровня. Излишне говорить,что в буржуазном обществе и выборы идут в буржуазные парламенты, муниципалитеты и т.п. и по тем правилам, которые устанавливает господствующий класс. Там же, где правит бал непролетарская политика, правилом становятся разного рода шарахания из крайности в крайность и метания из стороны в сторону: от сбора подписей за отставку питерского губернатора Яковлева до фактической сделки с ним в обмен на финансирование из бюджета празднования 80-летия Октябрьской революции (как в случае с В. Тюлькиным), от введения т.н. "обязательных отработок" двух дней в месяц на партийные нужды и обязательной оплаты помимо партвзносов еще и 10 экз. каждого номера партийной газеты до введения в Устав некоего "ассоциированного членства", где единственной обязанностью является подтверждение своей принадлежности к партии в органах юстиции, даже взносы платить не надо (как в случае с А. Крючковым). И таких примеров можно привести множество.

Таким образом, даже этот краткий анализ показывает, что лишь по мере формирования пролетарских (в марксовом понимании данного термина) слоев в нашем обществе будет возникать и социальная база подлинно левых организаций, опирающихся на рабочее и профсоюзное движение, на социальный протест трудящихся. Эти организации - не важно, как они будут называться и в каких организационных формах функционировать - смогут при условии опоры на марксистские методы анализа окружающей действительности и учет классовых интересов людей труда избежать расколов и стать настоящими организациями революционного действия.

 

28 марта 2002 г.   Владимир Соловейчик


Все содержание (L) Copyleft 1998 - 2018